21:09 

Семейное задание. Главы 8-9 и что-то вроде эпилога.

alaknog
Умное и серьёзное выражение лица — это ещё не признак ума! Улыбайтесь чаще, господа(с) // Ленивец чешуйчатый(с)
Автор: alaknog
Бета: Ворд
Фэндом: Fairy Tail
Персонажи: Фрайд/Мираджейн, Бикслоу/Лисанна, Элфман/Эвергин. Приблудные персонажи в роли противников.
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Экшн (action), Джен, Романтика, ER (Established Relationship)
Дисклеймер: Мир и персонажи Хиро
Описание:
Это должно было стать простым заданием. Разминкой для вернувшейся к работе Демоницы. Никто и не думал, что все может обернуться так.
Предупреждение: автор любит фантастический мордобой и пытается его писать. Большая часть техник и способностей выдуманна из головы. Кто-то испугался?
Статус: ура, закончен!


Непростые минуты
Закованный в броню гигант смерил Элфмана взглядом. Оба бойца уже пару минут кружили, обмениваясь ударами. На броне осталась пара вмятин от ударов оборотня, но и тот, уже принявший форму Короля Монстров, тоже пропустил несколько ударов.
Внезапно «рыцарь» остановился и, ударив себя кулаком в грудь, громогласно произнес:
- Мое имя Тис Баон. Я – Бастион гильдии «Шепот Маала».
- Я – Элфман из гильдии «Хвост Феи», - со всей гордость настоящего мужика ответил оборотень.
Прерванная на мгновение схватка возобновилась. Элфман ринулся на противника, поднырнув под его правую руку, и нанеся сильный удар подмышку. Тис зашатался и отступил на несколько шагов. Оборотень, спеша развить свой успех, обрушился на него с градом ударов: не очень сильных и неточных, но не дающих времени сосредоточиться и ответить. Кажется. план работал – противник почти не отвечал, пытаясь лишь закрыться.
С довольно-кровожадной ухмылкой Элфман размахнулся, чтобы нанести удар, который должен был отправить так неосторожно раскрывшегося рыцаря. Но противник внезапно начал уклонился и сам схватил потерявшего равновесие оборотня за горло правой рукой.
- Я признаю твои способности и твою силу, ты будешь достойной победой, – Элфман внутренне вздрогнул: голос доносившийся из-под шлема был все таким же ровным как и в начале схватки. Сам он, конечно, тоже не устал, но этот говорил так будто они не дрались, а беседовали о погоде.
- Ты тоже неплох, но рановато решил, что победишь. – Элфман положил левую руку на локоть в доспехе, а правой схватился за запястье оппонента. – Какой бы у тебя не был крепкий доспех, он не спасает суставы.
Оборотень резко толкнул руки друг к другу, выламывая руку рыцаря из сустава. Доспех поддался неожиданно легко, с негромким металлическим скрежетом. Спустя мгновение оборотень изумленно сжимал в руке латную перчатку с кольчужной сеткой. Пустую перчатку. И судя по «культе» руки там и не было.
- Можешь оставить себе. – все так же ровно прогрохотал доспех. Ни боли, ни раздражения, ни досады. – Это все равно не скажется на моих способностях.

Несмотря на все старания противниц, волшебницы «Хвоста Феи» все-таки летели вслед за украденной книгой. Правда, не так быстро, как хотелось бы. Очень мешал внезапно поднявшийся встречный ветер. И активные атаки летящих параллельным курсом колдуний.
Мира заложила крутой вираж и спикировала на сидящих на ковре-самолете волшебниц. Навстречу ей устремилась сотканная из дыма змея, кажется, она появилась из кувшина, который держала владелица ковра. Демоница резко рванулась в сторону, тихонько зашипела от боли в правом боку, именно туда ей попало куском взорвавшегося кристалла лакримы.
Отвлекшись на нее, пассажирки ковра пропустили метнувшуюся к ним снизу Эвергин, которая тут же напомнила им о своем существовании, ударив целым потоком бомбочек, которые заставили ковер подпрыгнуть и немножко загореться по краям.

Бикслоу уже не летал, а твердо стоял на земле. Все его детки кружились вокруг, готовые в любой момент отразить нападение или напасть сами. Залкон, осознав, что его противник не прост, тоже стал серьезен.
Сейчас все пять черепов его ожерелья пылали изнутри, каждый своим цветом: красный, болотно-зеленый, синий, желтый и фиолетовый. Свет вырывался сквозь глазницы черепов. Этими же цветами искрились татуировки их хозяина.
- Дай угадаю – в каждом черепе живет душа поверженного врага, и каждый из них обладает своими способностями? – с деланной ленцой произнес Бикслоу.
- Угадал. Думаю, ты понял это, поскольку сам пользуешься сходной магией? – в тон ему ответил Залкон.
- Ага, коллеги значит - радостно согласился кукловод, высунув язык, но тут же стал серьезным. – Вот только я знаю, за какие границы переступать не стоит.
- А зря… Ты просто не представляешь, какая сила таится за этими, как ты выразился «границами». Но ничего, сейчас я тебе покажу. Чего не сделаешь ради умирающего коллеги. Мертвое Ожерелье, Тифон!
Черепа взлетели, сформировав круг. Носитель болотно-зеленого огня вылетел вперед. Трава под ним потемнела и съежилась.
- Это Тифон. Он умер одновременно от семи смертельных болезней, а потом я поймал его душу. Заразить его ими было непросто, кстати.
- Я же говорю – некоторые рамки лучше не переступать.


Сильный удар заставил Элфмана отступить на пару шагов. Потеря руки никак не сказалась на боевых навыках живого доспеха. Теперь он наступал на Штрауса, не переставая атаковать. Конечно одна рука – это не две, но удары самого мага превращений вообще были бесплодны – только гул от ударов по металлу.
- А ты действительно неплох, для создания из плоти и крови, - прогудел Баон, не прекращая бить. – Поэтому позволь показать, на что действительно способно мое тело.
По стали перчатки прошла волна и она медленно приобрела форму клевца рукоятью которому служило предплечье.
- Да кто ты такой? – прорычал Элфман, отпрыгивая в сторону. «Плохо. Если кулаки я еще мог выдерживать, то этот клюв – очень опасно».
- Я был магом стали и создавал оружие, но потом слил свое сознание со своим шедевром. Теперь я неуязвим для ударов.
- Это мы еще посмотрим.
- Слишком поздно. – Элфман, отступающий от выпада оппонента, внезапно понял что споткнулся и падает. – Я же говорил, что это совсем не повлияет на мои боевые способности.
Вокруг ног лежащего мага была замотана металлическая цепь, крепящаяся у воткнутому в землю якорю – то во что превратилась оторванная рука.


- Ну, что пташечка, сдаешься? – голос гарпии так и сочился ехидством.
- Не дождешься!
- Ты даже не представляешь, как я рада это слышать, - чернокрылая девушка-птица взметнулась вверх, собираясь снова напасть на Лисанну.
Та была уже совсем не в лучшей форме: гарпия оказалась сильнее и быстрее. Да и опыта у нее явно было больше. Пока спасала только высокая маневренность – все-таки девушка была легче соперницы. Но несколько перьев из белых крыльев было уже вырвано.
Вот и сейчас она смогла уклониться от очередного пикирования, скользнув в сторону. А потом и сама сложила крылья и камнем упала на чернокрылую. Та увернулась, но недостаточно быстро – на ноге налилась кровью длинная царапина.
- И как тебе, ворона общипанная? – Лисанна, желая поддразнить противницу и сделать ту более безрассудной, кувыркнулась в воздухе.
- Тварь, курица, я тебя живьем есть буду!
- Сначала поймай.
- Песнь Боли! – гарпия набрала полную грудь воздуха и запела. От звуков этой песни все тело Лисанны, казалось, пронзило множество раскаленных игл. А песня все набирала силу. Уже не в силах держаться в воздухе, младшая Штраус начала падать в ущелье. Чем дальше она оказывалась от противницы, тем слабее была боль, но крылья все еще не слушались.


- Построение «Барион», залп! – собравшиеся в пятиугольник куклы выпустили луч магической энергии в летящий череп. Тот легко увернулся, открывая своего хозяина. Бикслоу довольно ухмыльнулся.
Пылающий синим пламенем череп встретил заряд и только чуть вздрогнул.
- Ох, не надо меня ловить на такие детские трюки? Это Реалаг. Он рассеивает магию. А это Гримм, он мастер огня, – к замершему ядовито-зеленому Тифону присоединился огненно-красный. – Ядовитое пламя.
Изо ртов черепов вырвались два потока. Тифон выпустил поток тошнотворно-зеленого цвета, а Гримм – простое красное пламя. Они смешались в бурый вихрь, устремившийся в Бикслоу. Безрезультатно – тот просто взлетел повыше.
- Хмм, а если так?
Оба черепа, быстро набирая скорость, устремились в Бикслоу. Попытки уклониться оказались бесполезны: они следовали за ним как приклеенные.
Кукловод выругался и сделал пасс рукой. Повинуюсь его команде, три бочоночка выскочили из линии и ринулись на перехват. Теперь уже настала очередь черепов уклоняться, но куклы были легче, быстрее и маневреннее. Наконец два черепа и три посланца Бикслоу столкнулись. Раздался громкий взрыв, и в воздухе расцвел красно-зеленый огненный цветок. Когда пламя рассеялось, то на землю упало несколько осколков, бывших раньше черепами и бочонками.
- А ты определенно делаешь успехи. После всех этих речей без колебаний отправил на уничтожение свои инструменты. Во только расчет три за два выгоден мне. – усмехнулся Залкон.


Белокрылая фигурка, кувыркаясь, начала падать и скрылась в ущелье, а ее противница начала торжествующе снижаться.
- Лисанна! – Мираджейн попыталась проскочить мимо противниц, чтобы спасти свою сестру, но резкий порыв ветра отбросил ее в сторону и оставил несколько кровоточащих царапин на лице и крыльях.
- Не забывай, что ты дерешься с нами. Пусть птички сами разберутся.
Ковер их противниц уже немного обгорел – работа Эвергрин – и мог похвастаться длинной прорехой в центре после удара Мираджейн.
Старшая Штраус зарычала и бросилась на врага. И опять напоролась на поток острого ветра.
- Мира, успокойся! Они специально тебя злят, чтобы ты совершала ошибки. Так ты сестре не поможешь.
Девушка-демон кивнула и попыталась выбросить из головы все не нужные мысли. Они справятся и спасут Лисанну.
- Эвергрин, давай!
Напарница поняла, что от нее требовалось и выпустила облако золотистой пыли. Пыль была тут же развеяна порывом ветра. Но этого мгновенного отвлечения внимания хватило, чтобы Мираджейн подлетела снизу и превратила прореху в рваную дыру. А затем и просто разорвала ковер на два неровных куска.
- Печать Эола! – волшебница, сидевшая в иллюзорной станции, теперь стояла, на тускло сиявшей синим печати. Половина ковра на которой она сидела теперь планировала вниз, став обычным куском ткани.
- Вы мне ответите за мой коврик. Радужный Калейдоскоп – Сфера!
Все пространство вокруг сражающихся вдруг подернулось рябью. Теперь они оказались заключенным в сферу, поверхность которой составлял безумный калейдоскоп фигур всех возможных цветов и форм. От одного взгляда на них начинала болеть голова, но оторваться от меняющихся и переплетающихся фигур было крайне трудно.
- Не смотри на это. Можешь поплатиться рассудком, - предупредила Миру подлетевшая поближе Эверегрин.
- А тебе, я вижу, это совсем не мешает?
- Очки. И мои глаза. Вот одень и прикрой меня, – обладательница каменного взгляда сняла очки и протянула их Мираджейн. – Мне нужно несколько минут.
- Что ты собралась делать? – стоило надеть очки, как смотреть по сторонам стало легче.
- Взломать эту сферу. Эта магия похожа на мою, поэтому справлюсь.
Эвергрин зависла на одном месте, трепеща своими волшебными крыльями, и раскинула руки. Под монотонный напев с кончиков пальцев начала сыпаться золотистая пыльца, которая медленно дрейфовала к стенкам сферы, не обращая внимания на все усиливающийся ветер. Только напряженное лицо волшебницы и ощущения от заключенной в этой пыльце магической силы говорили, что здесь все очень серьезно.
Повелительница ветра, осознав бесплодность попыток «сдуть» заклинание Эвергрин обрушила настоящий шквал на замершую волшебницу. Но на пути ураганного ветра возникла Мираджейн. Воздушный поток разбился о сомкнутые крылья, оставив на них лишь несколько царапин.
- Неплохая попытка, - усмехнулась девушка-демон, выглядывая из-за щита крыльев. Затем крылья вернулись к нормальному положению, открывая темный шар, формирующийся в руках у Миры, - посмотрим, сумеешь ли ты отразить это.
Порожденье демонической магии сорвалось с ее рук и полетело в замершую на своем кусочке ковра иллюзионистке. Та была вынуждена сконцентрироваться на поддержании заклинания и потому осталась беззащитной.
- Щит Эола! – На пути темного шара вспыхнула бело-голубая печать, из которой начал разворачиваться смерч, нацеленный своей воронкой на Миру и Эвергрин. Сквозь вихрь шар прошел без каких-либо проблем и столкнулся с печатью. Линии налились белым светом, потом окрасились в темно-фиолетовый и печать взорвалась.
- Все, - выдохнула Эверегрин, устало опуская руки. И действительно – сфера исчезла.
- Так вы еще с ними не закончили? – раздался звонкий голос сверху. В зените парила девушка-птица. Мира пригляделась и не смогла сдержать крик отчаянья. Крылья были черные, а ноги оканчивались острыми когтями. В небе парила самая натуральная гарпия.
– Ну тогда я вам помогу, но за вами должок! Песнь Боли!


Завершающие удары
- Песнь Боли!
Мира ощутила, как от гарпии ударила волна магии, облаченной в звук, и приготовилась уйти в сторону, затем вверх и вцепиться этой гадине в крылья… Когда иллюзионистка и повелительница воздуха вдруг закричали от сильной боли, дьяволица вынуждена была резко отвернуть в сторону, чтобы не попасть в зону действия заклинания.
- Мира, что вы так долго с ними возились? – удивленно спросила гарпия голосом Лисанны. – Я со своей уже закончила, а вы все еще нет?

Несколькими минутами ранее.
Гарпия медленно опустилась в ущелье. На стене было несколько испачканных в крови перьев, но тела наглой девчонки не было. Только дальше по ущелью уводил след из капель крови и сломанных перышек.
- Так, значит, она не погибла. Замечательно, а то это было бы слишком скучно.
Превратив лапы в ноги, гарпия пошла по следу. Видимо перевертыш потратила столько сил, что на обратное превращение их уже просто не было. Глупая-глупая курочка. Из этого ущелья нет выхода.
По мере приближения к тупику, капли крови встречались все чаще. На острых камнях несколько раз попадался окрашенный в красный пух – не иначе как спотыкалась и падала.
След оборвался в тупике. Стоило завернуть за последний угол, сняв очередной клочок пуха, как гарпии открылся вид на абсолютно пустой тупик.
Острое осознание неправильности происходящего мелькнула в ее голове. А мгновением позже на плечи обрушилось тело. Когти пробороздили плечи и выдрали пучки перьев из крыльев. Едва стряхнув повисшего на плечах противника, гарпия развернулась, попутно превращая ступни в птичьи лапы.
Перед ней стояла оборотень-младшая. Только на этот раз в форме полутигра. Сквозь белый мех с черными полосками поступали многочисленные царапины и небольшие раны.
- Знаешь ли, было очень больно выдергивать перья из крыльев, - прошипела девушка-кошка.
- Сейчас будет еще больнее. Песнь Боли! – гарпия вдохнула воздух и закричала. Сбить сейчас эту удивительно живучую девчонку, дать себя несколько мгновений, чтобы расправить крылья. А в воздухе она ей не соперник.
Но Лисанна легко отскочила в сторону, оттолкнулась от стены и прыгнула прямо на противницу. В последнее мгновение та все-таки сумела поймать девушку в область действия заклинания, но было уже поздно. Остановить летящее тело так было невозможно. Столкновение выбило весь воздух из легких женщины-птицы, а пока она заново училась дышать, сильный удар лапы сбросил ее на землю.
- Это тоже было больно, - сообщила Лисанна, придавливая рукой-лапой горло побежденной. – Знаешь, мне всегда было немного завидно: сестрица-Мира совсем молодой смогла получить облик Души Сатаны. Братик тоже насобирал кучу разных монстров. А у меня только животные.
- Сейчас расплачусь от жалости.
- Правда? А я вот хотела тебе сказать спасибо. И в благодарность позволю посмотреть на нашу семейную технику. Смена облика – Гарпия! – на последних словах, голос Лисанны зазвенел торжеством. Придавленная к земле противница могла только наблюдать как меняется тело волшебницы превращений.
- Ну и что? Подумаешь, облик украла, тебе все равно не сравнится… - попыталась съязвить гарпия, но была прервана смешком младшей Штраусс.
- Ой, правда? Тогда сейчас покажу. Извини, если что не так – я с твоим горлом еще не освоилась, - девушка глубоко вздохнула, а прижатая к земле полуптица испуганно вздрогнула. Эта мелкая скопировала не только облик, но и способности. – Песнь Сна!



Могло показаться, что Фрайд и Говард Джастин просто медленно идут навстречу друг другу. Вернее идет первый, а второй просто ждет его на холме.
Только остальные сражающиеся старались не оказаться между братьями. Слишком много магии было пущено в ход. Сейчас между двумя магами пространство рвалось в клочья и мгновенно восстанавливалось, аспекты мира изменялись самым причудливым образом, появлялись новые и исчезали старые. Ненадолго, лишь на мгновение-другое. Поэтому у Фрайда всего лишь шла носом кровь – скачок давления не успел сделать больше, а камзол был искромсан внезапно ставшим очень острым ветром. Но руки все еще не дрожали, а возникающие преграды существовали очень недолго.


- Бомба Лепрекона! – Эвергрин не стала терять времени. Стоило прекратиться песне, как она мгновенно атаковала иллюзионистку, пока она еще не успела опомниться.
Ковер загорелся и начал расползаться.
В это время Мираджейн, воодушевленная возвращением сестры, спикировала на приходящую в себя волшебницу воздуха. Даже поставленный в последний момент воздушный щит не смог полностью поглотить удар. Вихревые потоки опали и открыли широкую рану на весь бок.
- Ах ты, демоническое отродье… Арила, нет! – волшебница «Шепота Маала» увидела, что ковер ее напарницы вот-вот распадется и бросилась к ней на помощь. – Ветряная Цитадель!
Двух волшебниц окружила сфера из бешено крутящихся потоков воздуха. Пробиться даже на глаз было практически не возможно, впрочем количество вложенной энергии делало сомнительным дальнейшее участие волшебниц в схватке. Эвергрин несколько раз ударила «Бомбой», но тщетно. Тем временем сфера начала медленно смещаться в сторону бывшей иллюзорной станции.
- Уходят!
- Ну и пусть! Мира, прости, но я не смогла догнать книгу. Там эта гарпия поджидала. Нам надо ее догнать!


- Ты был достойным бойцом. Даже не смотря на слабость плоти, – Тис Баон поднял руку-клевец для удара.
- Это мы еще посмотрим! – Элфман смог откатиться в сторону, насколько позволяла цепь.
- Глупо. И трусливо. Долго ты собираешься бегать?
Штраус медленно и аккуратно встал, старясь не натягивать цепь.
- Кто тебе сказал, что я буду бегать? Давай, иди сюда, посмотрим, что может твоя сталь!
Клевец снова обрушился на мага превращений. Чтобы быть пойманным за древко левой рукой. По лицу оборотня градом катился пот – противник был очень силен. Но вторую руку оборотень положил на кирасу, будто пытаясь схватить противника за грудки.
- Сталь сильнее плоти. Это аксиома.
- Возможно. Вот только ты встречался с хищными алмазными крабами? Стальные черепахи – их любимая добыча. – Правая рука Элфмана начала превращаться в огромную клешню, схватившую противника поперек туловища. – А я умею их копировать.
Раздался жуткий скрежет, когда доспех начал сминаться. Спустя несколько мгновений, показавшихся очень долгими, Баон разделился на две части. Верхняя половина теперь висела на удерживаемом Элфманом топорище, нижняя – по прежнему стояла прямо.
- Я думал, ты уже понял, что для меня это не проблема.
- Ага, - оборотень кивнул и сильным пинком отбросил нижнюю половину на десяток шагов. Оставшись без рук, подняться она пока не могла. – Вот только, сколько сил тебе нужно потратить, чтобы восстановиться? Ну и напоследок: Превращение, рука монстра – Черный Кузнец.
Левая рука превратилась в покрытый черной чешуей кулак. Пальцы срослись, превратив его в подобие молота.
- Ты уцелеешь. Но ты уже проиграл. – Сильный удар превратил рыцарский шлем в лепешку.


- Видишь, как все удачно сложилось? Для меня. У тебя всего два тотема осталось, а моих черепов аж трое. – Залкон развел руки широко улыбаясь.
Все три черепа обстреливали Бикслоу. Который, на стоя на двух бочонках уворачивался от магических выстрелов.
- Но, пожалуй, хватит играться. Ожерелье – общий поток! – черепа встали в углах воображаемого равнобедренного треугольника между двумя повелителями марионеток. В центре треугольника начал собираться сгусток многоцветного пламени.
- Ага, хватит, - Бикслоу спрыгнул со своих кукол. Ловко приземлившись. – Вперед, деточки. Пора. – Оба бочоночка ринулись на противника.
- Это все, что ты можешь? Избавьтесь от них! - три черепа даже не шелохнулись, продолжая накапливать магическую силу, - Эй вы меня что не слышали? Уничтожить!
- Ой-ой-ой. Совсем забыл сказать. Когда ты уничтожил три моих тотемчика, то мои детки аккуратно захватили контроль над твоими черепушками. Теперь они мои. Построение Барион, – два бочонка подлетели к треугольнику и заняли свои места, превратив его в пятиугольник. Черепа медленно развернулись лицом к своему бывшему повелителю.
- Но как? Я же разрушил их вместилища, они должны были освободиться.
- Они просто мои детки. И они меня любят и слушаются.
- Любим! Любим! Слушаемся папочку! Мамочку тоже будем! Да, мамочку тоже! – наперебой загалдели бочоночки и черепа.
- Мамочку? – впервые за весь бой Бикслоу был ошарашен. Но тут, же пришел в себя. – Хватит болтать. Залп!

Теперь двух братьев разделяло всего несколько шагов. Камзол Фрайда окончательно превратился в лохмотья, сквозь которые проглядывали множественные царапины. Говард внешне был абсолютно цел, и только то, что он теперь опирался на свой жезл. Чтобы стоять прямо выдавало, что и он потратил немало сил.
- Поздравляю, братец, ты определенно стал сильнее с тех пор как покинул родной дом.
- Ты даже не представляешь насколько. Некоторые мои способности тебе даже и не снились.
- Ты про своего демона? Неплохо, но грубо. Я могу его развеять, даже не приближаясь.
- Может, покончим с болтовней?
- Давай, - легко согласился Говард. Потом протянул руку и поймал упавшую с неба книгу. – Ты как всегда просчитался, братец. Книга у меня, и теперь моя сила возросла во много раз. Как насчет, стереть тебя из мира?
- Значит, мне придется показать тебе тайную технику гильдии «Хвост Феи», - Фрайд напружинил ноги, готовый броситься вперед.
- Жду не дождусь, - волшебник хмыкнул и раскрыл книгу, - я Говард Джастин, правом силы и знания говорю тебе Мир…
Фрайд ринулся вперед, вычерчивая левой рукой в воздухе символы. Один, два, три…маг прикрыл глаза, руны вспыхнули и тут же погасли, повинуясь небрежному жесту Говарда.
- Неужели этот дешевый фокус и есть тайная техника вашей гильдии. Дай угадаю. Ты хотел выхватить у меня книгу, но… - внезапно Говард понял, что смотрит в глаза своего брата. И глаза находятся очень-очень близко.
- Не угадал, - Фрайд пнул брата под колено, заставив его согнуться. – Вот это она, - произнес он, со всей силы ударив Говарда в челюсть. Того отбросило навзничь, книга выпала из ослабевшей руки. – Больно? Разумеется, ты же ни разу не дрался, только магия. Только условия.
Говард только что-то невнятно пробормотал, пытаясь придти в себя.
- Кстати, вот это я забираю, - Джастин подобрал книгу и повернулся к товарищам, которые тоже успели разобраться со своими противниками.

- Фрайд, Фрайд, ты в порядке? Станция была ловушкой.
Джастин оглянулся и облегченно вздохнул. С неба спускались девушки. Немного потрепанные, но живые и в целом невредимые.
Эвергрин приземлилась рядом с Элфманом и помогла превратить железного противника в камень, за что удостоилась звания «настоящего мужика». За подобное средний Штраус был бит веером по голове. Правда не очень сильно, а то вдруг выронит из объятий?
Лисанна полетела хвастаться новой формой к Бикслоу, который в некоторой задумчивости смотрел на своих «деток», огорошивших его не так давно.
- Разумеется, в порядке, - Джастин улыбнулся. – Смотрю, вы времени не теряли.
- Вы тоже, - Мира улыбнулась в ответ. – У вас счет лучше. Наши сбежали, только Лисанна свою победила в чистую. Прости, что не смогли уберечь книгу.
- Ничего страшного. Этот дурак на нее отвлекся и подставился под удар.
- Я рада.

Говард с трудом разлепил глаза. Сил почти не оставалось, незаконченный ритуал Книги вытягивал их подобно черной дыре. Жить ему остается очень и очень недолго, как отметил его холодный рассудок.
Победивший братец стоял и о чем-то мило болтал со своей подружкой. Ярость бешеным потоком заструилась по жилам. Из последних сил дотянувшись до жезла, он направил его на брата.
- Я проиграл, но и тебе не победить. Сдохни, гад, - рука на мгновение замерла, а потом жезл указал на девушку с серебряными волосами, - хотя лучше живи проигравшим. Посмертный клинок – убей.
Рука, державшая жезл, безжизненно упала.

- А представь, как я удивилась, когда в самый разгар боя явилась Лисанна и переломила его ход? – с нескрываемой гордостью за сестру рассказывала Мира, обуреваемая желанием выговориться после смертельной схватки. – А она еще такая «Вы, что еще не...», - Дьяволица замолкла на полуслове, удивленно уставившись на вышедший из ее груди клинок. Фрайд с ужасом наблюдал, как у нее изо рта потекла струйка крови, и девушка рухнула не землю без движения.

Шаги в прошлое.
Фрид несколько мгновений смотрел, не веря, на упавшую девушку. Затем опустился на колено и приложил пальцы к ее шее, пытаясь нащупать сердцебиение. Абсолютно бессмысленный жест, после попадания «Посмертного клинка» не выживали.
- Ты всегда пытался отобрать у меня то, что мне нравилось. Верно, брат? – губы Джастина исказила горькая усмешка. Пропустив напоследок прядь светлых волос сквозь пальцы, Фрид взял в руки книгу. – А я очень старался вернуть их. Еще разок?
Вонзив клинок в землю рядом с головой девушки, волшебник поднял книгу.
- Я, Фрид Джастин, по праву силы и знания, говорю тебе Мир: все было иначе! Слушай и не говори, что не слышал.
Выдернув меч, юноша очертил вокруг себя круг, который засветился призрачно-синеватым светом.
- Мира!!!
- Сестренка! – закричали отошедшие от шока Элфман и Лисанна.
Оба Штрауса бросились к заключенным в круг фигурам. Но Эвергрин и Бикслоу хватило одного только взгляда залитого тьмой правого глаза капитана, чтобы остановить их. Эвергрин обхватила парня за талию и вместе с ним взлетела в небо. Лисанна же ощутила, что ее схватили за плечи.
Фрид кивнул и посмотрел на книгу. «Гримуар Хенрокса». Сказочка, услышанная во времена детства. Задолго до того как наследник благородного семейства вступил в гильдию «Хвост Феи». Миф. Его последний шанс.
- Эвер! Пусти меня! Пусти! – рычал поднятый в воздух Элфман.
- Бикслоу, пусти меня! Ты не понимаешь… - Лисанна пыталась вырваться.
- Это ты не понимаешь. Этот…идиот решил спасти твою сестру, переписав прошлое. Влезешь – погубишь всех.
- Что? Как это вообще возможно?
- Для его магии - да. Вот только сил у него уже не очень много.
- А что будет, если не хватит?
- Он захотел стереть часть прошлого. Если не сможет – мир сотрет его.
Бикслоу решил не говорить, что подобную вещь сам Джастин назвал «невозможной». В конце концов, это самое «невозможно» имеет весьма своеобразные отношения с их гильдией.

- Итак, вы смогли освоить основы нашей магии и теперь можете перейти к более высоким ее формам. Если честно, то я вами горжусь – первую ступень вы освоили крайне быстро, - высокий зеленоволосый мужчина с гордостью посмотрел на своих отпрысков. Один – опять по деревьям лазил в саду, сорванец, и рукав порвал – с тоской смотрел в окно, явно мечтая выбраться из отцовского кабинета на волю. Нет тут конечно все очень важно и полезно, но… но это еще не повод не заниматься как следует. Второй сидел уткнувшись в стол и что-то сосредоточено писал, будто отрешившись от этого мира.
Впрочем, Себастьян Джастин отлично знал, что мальчишки внимательно его слушают.
- Запомните простое правило: чем более частными и точными будут формулировки ваших чар, тем меньше сил вам придется использовать. Непросто поставить ловушку убивающую любого, кто в нее войдет. Но стоит добавить несколько ограничений: например использование магии внутри области действия или способ смерти, как количество необходимой энергии падает на порядок. Не говоря уже о тактическом преимуществе, которое можно получить при этом.
- А зачем так сложно, пап? Ты же сам показывал, что можно написать прямо на противнике – и все, - мальчишка, до этого смотревший в окно, теперь перенес все свое внимание на отца и его слова.
- Прям на цели? Фу, это грубо и неинтересно! А еще глупо – сам ведь подставляешься, - лицо второго мальчика перекосила демонстративная гримаса отвращения, будто ничего более мерзкого он представить не мог.
- Вот напишу у тебя на лбу «дурак» – будешь знать интересно или нет! А нет, тогда точно ничего знать не будешь. Пап, ведь так?
- Сам такой! У тебя подчерк такой кривой, что ничего не случится.
- Фрид, Говард, прекратите, - негромкий недовольный голос отца легко перекрыл голоса спорщиков, - ты в чем-то прав, Фрид. Написать прямо на цели действительно проще. Но Говард тоже прав. Это самое примитивное использование нашей магии. Сейчас же мы переходим к ее высокой части. Итак, как я уже сказал, формулировки сложных чар должны быть точными и не иметь логических ошибок. Мы же не хотим, чтобы цель смогла ускользнуть?
Мальчишки бросили друг на друга испепеляющие взгляды (каждый был уверен, что именно он был прав больше) и вернулись к своим занятиям под мерную речь отца.


Страницы «Гримуара» раскрылись перед Фридом, наливаясь вытягиваемой из мага силой. Мир вокруг начал терять четкость очертаний.
Надо спешить, пока есть возможность. Волшебник на мгновение прикрыл глаза и произнес, чеканя каждый слог:
- Фрид Джастин, Говард Джастин, Мираджейн Штраусс.
По станице побежали огненные ручейки рун, складываясь в полные биографии волшебников от рождения и до сего момента.
Семь минут назад. Именно тогда Говард поднял свой жезл для последнего заклинания.
Может быть, он еще успеет. Он должен успеть.

- Отец, я хочу у тебя кое-что спросить, - Фрид застал отца в библиотеке, за чтением исторических хроник.
- Да?
- Наша школа магии. Мы ведь переписываем мир?
- Ну, можно и так сказать. Мы говорим миру как должно быть здесь или там. И пока у нас хватает сил – мир соглашается. А почему ты спрашиваешь?
- Я читал одну книгу…там высказывалась мысль, что на мир можно повлиять не только сейчас, но и в прошлом… - он осекся под тяжелым взглядом отца.
- «Осколок Вечности», я правильно понимаю? Фрид, я тебе скажу об этом лишь один раз. Да, теоретически мы можем сказать миру, что все было не так. Но ты помнишь, что я говорил во время первого урока? Частность и точность. Для того, чтобы переписать часть прошлого, тебе придется переписать значительный кусок реальности. В каждый момент. Переписать все изменения, миг за мигом. Ни один разум не способен отследить все эти изменения. И ни один маг не сможет собрать сил достаточно, чтобы решить проблему грубой силой.
- Но еще в «Осколке» говорилось, что есть способ обойти эту проблему. Даже был создана книга
- Да-да-да «Гримуар Хенрокса», книга напрямую связанная с Книгой Судьбы и способная наложить все чары сама. Вот только ты сам когда-нибудь слышал про его создателя, что-то кроме имени? Нет? И никто не слышал. Скорее всего, его просто-напросто стерло за подобную попытку, хоть и успешную. Мир имеет привычку защищаться от самонадеянных глупцов, считающих себя умниками.


Отец остался далеко. Их ветвь семьи проиграла в очередном витке интриг благородных родов. Да и остались лишь он и Говард. А теперь только он.
«Гримуар» толкнулся в руку, отрывая от воспоминаний и возвращая к реальности, которую он собрался изменить.
Теперь мир приобрел более четкие очертания – сила артефакта поддерживала некоторую стабильность финала новой истории. Осталось написать начало.
Джастин сделал шаг, выходя из круга и направляясь к телу Говарда. Барьер вспыхнул, выпуская его.

- Что там случилось? – затаившая дыхание Лисанна вздрогнула, когда барьер вокруг ее сестры и Джастина вдруг вспыхнул и взметнулся вверх, а когда опал, то в центре круга была лишь Мираджейн.
- Началось. Теперь он не сейчас, - по привычке ухмыльнулся своей остроте Бикслоу, пытаясь почувствовать, что сейчас твориться с капитаном.

Идти против течения времени оказалось тяжело. С каждым пройденным дюймом-мгновением все усиливалось сопротивление. Будто сам воздух становился все плотнее и плотнее.
Теперь Джастин был даже не уверен, что у него хватит сил дойти, прежде чем проклятая книга выпьет его досуха.
Он сделал еще один шаг.

- Проклятье, - мрачно буркнул Бикслоу, - мир уже начал давить на него в ответ. Плохо.
- А мы можем ему чем-нибудь помочь? – с надеждой в голосе спросила младшая Штраусс.
- Ты – точно нет. Стой и не мельтеши. Ну давайте, детки. Покажем этому миру, на что мы способны! – кукловод принял странную позу: одна нога поджата под прямым углом к колену второй, руки со странно сложенными пальцами разведены в стороны, будто Бикслоу удерживает сдвигающиеся стены, - Построение Пентакль! Отсечение!
Пять тотемов окружили погибших волшебников. Плечи Бикслоу напряглись, когда его детишки создали еще один барьер, разделяя мир на большой снаружи и маленький внутри.

Идти вдруг стало проще. Будто не весь мир давил на него, а только отдельная часть.
«Спасибо, Бикслоу, за мной должок».
Впереди Говард становился все более отчетливым. Еще немного.

Говард с трудом разлепил глаза. Сил почти не оставалось, незаконченный ритуал Книги вытягивал их подобно черной дыре. Жить ему остается очень и очень недолго, как отметил его холодный рассудок.
Победивший братец стоял и о чем-то мило болтал со своей подружкой. Ярость бешеным потоком заструилась по жилам. Из последних сил дотянувшись до жезла, он направил его на брата.
- Я проиграл, но и тебе не победить. Сдохни, гад, - рука на мгновение замерла, а потом жезл указал на девушку с серебряными волосами, - хотя лучше живи проигравшим.
- Это вряд ли.
Говард ошарашено уставился на возникшего прямо перед ним Фрида. Он же только что стоял…
Сильный удар выбил жезл из руки волшебника. Он попытался собрать последние силы для прощального заклинания, но пришедший откат от незаконченного ритуала скрутил его судорогами. Когда все, наконец, закончилось, Говард был мертв.
- Прощай брат. Жаль, что все вышло именно так.
Джастин ощутил, что с книгой что-то происходит. Она исчезала, будто растворяясь в воздухе. Все остальные товарищи общались так, будто последних минут никогда и не было.
«Мир имеет привычку защищаться от самонадеянных глупцов, считающих себя умниками. Ты был прав, отец».


Эпилог
Вернувшись в гильдию, Мираджейн начал приводить в порядок запасы гильдии, которые за время ее отсутствия подверглись многочисленным разграблениям. Многие постоянные посетители бара (практически вся гильдия, если говорить открыто) были до такой степени рады этому возвращению, что согласились на все условия девушки. И про рабочие часы, и про общественную помощь в уборке, и еще много другого.

- Лисанна, Лисанна, ты там где? Я же просила принести несколько бутылок пять минут назад, ты…
Заглянувшей в кладовку Дьяволице открылась весьма «интересная» картина. Ее младшая сестра в объятьях Бикслоу. И судя по вздохам просто объятьями там дело не ограничивалось, хоть и (слава бдительной сестре!) не успело зайти слишком далеко.
- Таааак, и как это понимать? – Мираджейн строго уставилась на парочку. – Кое-кто, мне кажется, обещал не распускать руки.
- А я их и не распускал. Они вот, вполне прилично себя ведут, - кукловод кивнул на свои руки, которые совсем не развязно лежали у Лисанны на талии, не пытаясь перебраться выше или ниже. – А про язык никакого разговора не было.


@темы: Громовержцы/Штраусс, Фанфикшн

Комментарии
2012-10-13 в 19:19 

Lazy~
Piggy
alaknog, огромное тебе спасибо за все то прекрасное время, что я провела читая этот текст! :sunny:
Мне очень понравилось! Я редко читаю фанфики ибо не часто встречаются действительно приятные глазу, но твой прям доставил настоящее удовольствие от прочтения :heart::heart::heart: Даже жалко, что он закончен.
Надеюсь, это не последний твой фик на этом маленьком скромном сообществе.

   

Бикслоу и Лисанна

главная